Примаков поддерживает позицию России по Сирии

  • warning: Illegal string offset 'files' in /home/u355017/syrianews.ru/html/modules/upload/upload.module on line 281.
  • warning: Illegal string offset 'files' in /home/u355017/syrianews.ru/html/modules/upload/upload.module on line 281.
Евгений Примаков, бывший премьер-министр Российской Федерации, один из ведущих российских экспертов по Ближнему Востоку, отстаивает правомерность блокирования Москвой резолюций СБ ООН в поддержку арабского плана отречения Асада от власти

Блестящая карьера в российской политике, пост председателя Совета Союза Верховного Совета СССР до распада страны, в качестве эмиссара Москвы встречался с Саддамом Хусейном и вел с ним переговоры, был министром иностранных дел Российской Федерации и главой кабинета министров Российской Федерации, Евгений Примаков убежден в верности позиции, избранной Москвой по сирийскому кризису.

В беседе с нами Евгений Максимович выразил убежденность в том, что международному сообществу следует дифференцировать «государства «арабской весны», поскольку они разведены на два лагеря: в одном Египет и Тунис, в другом – Ливия и Сирия. Сопротивление режиму президента Сирии Башара Асада с самого начала отличалось милитаристским характером, вот почему ситуация сегодня неуклонно сползает к гражданской войне. Позиция Кремля по отношению к Сирии объективна по самой своей сути, сказал он. И мы хотели бы, чтобы стороны конфликта достигли договоренности.

Люди спрашивают, сказал г-н Примаков, почему Москва отказывается проголосовать за проект резолюции, представленный Лигой арабских государств и Марокко и одобренный в Совете Безопасности Соединенными Штатами Америки и европейскими государствами. На то есть ряд причин. Одна из них – проект подчеркивает одностороннюю ответственность за внутрисирийский политический кризис. Во всем обвиняют правительственные войска и лично президента Башара Асада, отказ им от власти преподносится как нечто неизбежное. Но ведь это прямое вмешательство во внутренние дела Сирии, причем ничем необоснованное.

Что касается другой причины, то, указал наш собеседник, в ситуации с Ливией Россию просто обманули. С Ливией нас провели… Надо было немедленно принимать решение: войска полковника Каддафи почти взяли Бенгази. Чтобы избежать многочисленных жертв в уличных боях, Россия в союзе с Китаем воздержалась от применения вето. Нас убеждали в том, что резолюция предписывает лишь воздушное прикрытие, чтобы не дать Каддафи бросить авиацию против мирных людей. Нас обманули, поскольку резолюция давала добро на свержение Каддафи. Сегодня, сказал г-н Примаков, мы просто обязаны соблюдать предельную осторожность во всем, что касается принятий решений по Сирии. Я убежден в правоте такого подхода, и я лично против любого иностранного военного вторжения.

Мне часто говорят, продолжал беседу Евгений Максимович, что некоторые высокопоставленные официальные лица на Западе твердят о необходимости отречения Асада. Я задаю встречный вопрос, а разве это гарантирует стабильность в Сирии?  Кто из известных западных экспертов может определенно сказать, что представляют собой антирежимные силы? Следует  также спросить их о том, почему так называемое «правительство национального единства», скомпонованное из оппозиционеров, формируется в соседних странах и, следовательно, служит интересам этих соседей. А кто скажет мне, какая роль отведена  «Аль-Каиде» в том, что происходит? Чем занимаются исламисты в оппозиционном движении? Почему западные эксперты ни словом не обмолвились по поводу многочисленных конфессиональных разделений между сирийскими суннитами и алавитами?

Экс-премьер-министр России заметил, что он не разделяет точку зрения тех, кто полагает, что именно сирийская оппозиция внесет весомый вклад в стабильность и процветание страны в то время, когда революционный процесс продолжается в странах «арабской весны». Если между суннитами и шиитами вспыхнет серьезный конфликт, проиграет прежде всего арабский мир, понеся тяжелые потери…

Нынешняя ситуация к оптимизму не располагает, признал Евгений Примаков. "Я убежден, что Асаду надо дать шанс, коль скоро он заявил о приверженности многим из предложенных реформ. Если они будут претворены в жизнь, это станет поворотным пунктом на сирийской тропе, ведущей к демократии. Отмена чрезвычайного положения, проведение свободных выборов, утверждение многопартийной политической системы, упразднение монополизации власти партией «Баас». Асад высказался за принятие этих реформ. Но я согласен с его доводами, что начать перестроечный процесс, когда ситуация в стране накалена до предела и чревата гражданской войной, не представляется возможным…"

Примаков высказал убеждение в том, что у оппозиции есть возможность встретиться с президентом и договориться с ним о передаче власти. Москва готова принять у себя стороны конфликта, о чем мы неоднократно заявляли и заявляем. В российской столице уже проходили встречи с сирийской оппозицией, включая и членов вооруженной  оппозиции, которая базируется в Турции. Но они наотрез отказываются сесть за стол переговоров с Асадом.

Москва во внешнеполитической деятельности привержена принципам невмешательства, подчеркнул Примаков.

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров и прежде в своих заявлениях призывал мировые державы следовать политике невмешательства в дела Ближнего Востока и Северной Африки. В начале нынешнего января он сказал в своем выступлении, что переходный период в регионе далеко не завершен, мы свидетели всего лишь его начала. Мы должны уважать выбор народов и воздержаться от вмешательства в общенациональные диалоги и избирательные кампании, подчеркнул российский дипломат.

Напомним, что Евгений Примаков был посланником Москвы в Ираке незадолго перед войной в Персидском заливе. В качестве специального представителя президента Владимира Путина вновь побывал в Багдаде, где пытался убедить главу государства Саддама Хусейна сложить полномочия, чтобы избежать войны.

http://rus.ruvr.ru/2012/02/10/65747494.html