Город, не желающий войны

По тому, как люди приветствуют друг друга в разных странах, можно кое-что сказать об их характере, желаниях, ценностях. Например, мы, русские, говорим «Здравствуй» - в нашем суровом климате крепкое, богатырское здоровье не помешает. Жизнерадостные греки говорят «Хайре» - «Радуйся» - под солнцем Эллады, у моря, среди старинных колонн, оставшихся со времен античности, действительно, можно радоваться жизни. А в арабском мире главное приветствие звучит как «Салям Алейкум», что означает «Мир вам». Здесь умеют ценить мир, хотя в регионе редки периоды спокойствия. Слишком часто восточные города, стоящие на перекрестках торговых путей, становились центром противостояний, войн, кровопролития, столкновения различных интересов. Слишком часто восточные города превращались в руины, а затем отстраивались вновь. И Дамаск – не исключение.




Часто теплые камни этих городов обливались кровью убиваемых людей – но затем жизнь возрождалась. Здесь, где периоды спокойствия редки, - жители особо умеют ценить мир. Хотя и встречаются те, кто желает его нарушить, и тогда вновь гибнут люди, разрушаются здания, и звуки азана – мусульманской молитвы – смешиваются с тревожным грохотом стрельбы.


…Дожди в Дамаске бывают нечасто, но этот ноябрь выдался довольно-таки дождливым, как будто природа хочет смыть всю ту скверну, которую приносят мятежники и их «демократические» хозяева. Но бывают и по-настоящему хорошие, солнечные дни, когда хочется жить, любоваться красотой пальм и старинных зданий, минаретов и цветов позднего жасмина (да, да, он все еще цветет белыми звездами-цветами, несмотря на время года) – и не думать ни о каких террористах, ни о каких вражеских угрозах, ни о каком широкомасштабном заговоре, которому подвергается Сирия в наказание за свою непокорность.
Красота этой древнейшей из столиц особенно восхитительна, если в вечернее время оказаться на горе Касьюн. Множество вечерних огней борется с наступающей ночной темнотой, особо выделяются подсвеченные зеленым цветом минареты, от разноцветных светящихся окон пестрит в глазах… Сейчас любоваться чудесной панорамой города приходится в почти полной тишине – людям не до прогулок на гору и не до красот вечерней столицы. С наступлением темноты большинство людей предпочитает сидеть дома – неизвестно, когда и где озверевшие террористы совершат следующий акт убийства и устрашения. Кафе на горе Касьюн, в основном, позакрывались. Местные жители рассказывают, что раньше здесь очень любили отдыхать и наслаждаться великолепным видом многие люди, приезжали на гору с детьми, и в этих кафе было сложно найти свободное место.

Еще относительно недавно, до тревожных событий июля, когда мятежники объявили операцию «Вулкан в Дамаске», когда город удалось отстоять героическими усилиями сирийских солдат, но у многих его жителей остались шрамы в душе – на улицах и после полуночи было достаточно оживленно. Допоздна работало множество кафе, магазинов, причем – не только продуктовых, но и промтоварных, где продавались товары местного производства. Сейчас некоторые продуктовые магазины по-прежнему работают допоздна, но даже из них многие закрываются, не говоря уже о непродовольственных магазинах. Многие товары, которые ранее были в изобилии, сейчас исчезли с прилавков. Главным промышленным центром страны является «северная столица» - Алеппо, но из-за того, что мятежники попытались принести туда «демократию», разрушив треть города и сделав небезопасными дороги - поток товаров оттуда стал значительно меньше…

Тем не менее, все необходимое по-прежнему можно достать, по ценам значительно ниже, чем в той же Москве. Хотя выбор уже не тот, что был.
Многие семьи испытывают недостаток бытового газа. В Дамаске нет централизованного газоснабжения, как, например, в России. Люди пользуются газом в баллонах, которые изготавливаются за рубежом. Из-за санкций страна испытывает трудности с получением этих баллонов, что и сказывается на жизни конкретных семей. Цена на баллоны сильно поднялась, однако, страна старается не бросить своих граждан, и госслужащим газ выдается по льготным ценам. И хочется пожелать тем, кто вводил эти санкции, самим посидеть без газа, а заодно и без света. А то эти господа не знают, что это такое – вряд ли штаб-квартиры ЕС и НАТО помнят чего-то подобное.

Продолжаются «веерные» отключения электроэнергии – на час, иногда на два. Особенно тяжело было, говорят жители Дамаска, прошлой зимой, когда электричество отключали на шесть часов. Тогда страна еще не приспособилась жить под санкциями. Сейчас – привыкает. Как будто к несправедливым санкциям можно привыкнуть. Оказывается – можно.

Город, в основном, достаточно быстро залечивает раны от террористических актов, если только они не были очень крупными. На площади Омейядов здание Генерального штаба еще несет на себе следы взрыва и нападения, совершенного в сентябре. Но когда я пришла на площадь Баб-Тума, где недавно произошел сильный теракт, унесший жизни более десятка людей, - следов взрыва уже не было видно – столица залечила этот страшный шрам. Хотя, конечно, родные и друзья погибших не смогут забыть этого горя…

Несмотря ни на что, город все еще прекрасен. Он просыпается с началом утренней молитвы, когда начинает заниматься рассвет, и голоса перепевающих друг друга муэдзинов слышны в каждом уголке столицы. Верующие идут в мечети, шаги людей звучат по еще не согретой солнцем брусчатке, и иногда в эту гамму врываются звуки выстрелов – террористы пытаются запугать людей, чтобы они не ходили на молитву.

Через пару часов город оживляется. Люди идут или едут на работу, школьники в синих костюмчиках и красных галстуках, похожих на наши пионерские в советское время, торопятся в школу. Именно в такое время было совершено несколько терактов, в том числе – и самый страшный, произошедший 10 мая, когда погибло более 60 человек…

Но солнце ничего не знает о мятежниках-«оппозиционерах», творящих в городе зло. Оно играет с цветами (а в Дамаске все время что-нибудь цветет), с листьями пальм, со струйками небольшой речки Барадды, похожей на ручеек, но которая, тем не менее, превратила пустыню в оазис, благодаря чему здесь и вырос этот большой город.

Природа в Дамаске, конечно, не столь пышная, как, скажем, на побережье Сирии или в районах, прилегающих к турецкой границе. Совсем недалеко – пустыня, а около Дамаска – горы, бедные растительностью. Зелени в Дамаске, по нашим меркам, маловато, к тому же здесь очень плотная застройка, как и во многих городах региона. Тем не менее, этот город считается одним из самых зеленых на Ближнем Востоке. Привычных нам больших дворов около многоэтажек не найти, но там, где есть маленькие дворики – они необычайно уютны, ухожены, зачастую увиты цветами.

В узких улочках Старого города заблудилась древность. Римские камни порой соседствуют с современными железными дверьми, а за какой-нибудь очень старинной дверью можно увидеть вполне современный интерьер. Особенно странно смотрится, когда на крытой старинной улочке, похожей на длинный коридор древнего готического замка, где царит полутьма и как будто бы дышит история, - стоит автомобиль, словно попавший сюда не иначе, как с помощью машины времени. Древность и современность здесь точно также живут по соседству, как война и мир…

Гуляя по таким улочкам, вообще не веришь, что в небе над этим городом могут появиться иноземные военные самолеты, устанавливающие очередную «бесполетную зону». Кажется – здесь, в колыбели человечества, - попробуй только тронь эти хранящие историю и неслышно шепчущие легенды камни – и что-то невозвратно сдвинется на всей планете. И тот, кто будет покушаться на эту старину, помнящую Древний Рим, Средневековье, борьбу за независимость – тот убьет самого себя, свои суперсовременные небоскребы и огромные стеклянные торговые комплексы.

Увы, для них, современных крестоносцев, вооруженных не мечами, а баллистическими ракетами, «томагавками» и атомными бомбами, - разрушение слишком многих стран, тоже древних и тоже красивых, прошло безнаказанно. Или это только кажется, что безнаказанно. Но если они тронут ЭТОТ город и ЭТИ камни – может быть, чаша терпения Земли, наконец-то, переполнится…

Эти камни пережили многое, продержались много-много лет, веков и даже тысячелетий. А сколько простоят небоскребы «демократизаторов»?

А пока – город, не желающий войны, гуляет по узким улочкам, бродит по восточным базарам, сушит белье на резных балкончиках… Минареты старинных мечетей соревнуются стройностью с зелеными кипарисами, торговцы на Хамидии предлагают свой причудливый товар, а горлицы, немного похожие на наших голубей, что-то ищут среди камней и брусчатки, и тоже всем своим видом показывают, что хотят мира…



Автор Елена Громова, Дамаск