Не всякая весна полезна

"Арабская весна" стала одним из самых значительных событий в мировой политике за последние несколько лет. Восстания и революции охватили сразу несколько стран Ближнего Востока. Люди там вышли на площади, в результате чего "диктаторы" бежали или были убиты. Но настолько ли все радужно, как это кажется на первый взгляд? О том, что "арабская весна" стала триумфом радикальных религиозных сил, а страны, где произошли восстания, оказались отброшены в своем развитии на целые десятилетия, в интервью "Росбалту" заявил английский эксперт по Ближнему Востоку Джон Брэдли (John R. Bradley).

— Оглядываясь назад, на события 2010-2011 годов, когда "арабская весна" была в самом разгаре, а мировое сообщество бурлило энтузиазмом по поводу этих событий, что вы видите сегодня?

— Оптимизм, который многие испытывали вначале, был ложным. Я выступал против так называемой "арабской весны" с самого начала. В своей книге в 2008 году я предупреждал о том, что в Египте может скоро начаться революция. И я выступил против этого, потому что история учит нас, что революции заканчиваются поражениями. Французская, русская, китайская культурная революция, иранская революция 1979 года – все они закончились тем, что идейное восстание было перехвачено более дисциплинированными и экстремистскими силами, которые впоследствии насадили свою повестку дня и отбросили страны назад в развитии во всех отношениях.

Я был одним из немногих (если не единственным) британских журналистов, кто выступал против восстаний в арабском мире. Потому что я знал, что нас будет ждать повтор того, что случилось в Иране в 1979 году. Иранскую революцию часто называют исламской, забывая, что на начальных стадиях она вовсе не была таковой. Тогда там все происходило так же, как сейчас в Египте: обычные люди, профсоюзы, левые, марксисты, монархисты-реформаторы, феминистки и исламисты – все принимали участие в демонстрациях против шаха. После того, как шах сбежал, оказалось, что самая лучшая организация и дисциплина была именно у исламистов, что позволило им перехватить революцию и направить ее по своему курсу. Они затем казнили своих оппонентов и насадили теократическую тиранию.

Именно это сейчас происходит в Египте и Тунисе, это нас ждет в Ливии и Сирии. Исламистская оппозиция сильнее светской, и она рано или поздно возьмет ситуацию под свой контроль либо с помощью конфликта, либо с помощью бюллетеней.

— То есть, вы согласны с утверждением о том, что "арабская весна" превратилась в "исламистскую весну"?

— В самом начале египетские "Братья-мусульмане" выступали против революции. В Тунисе исламисты в принципе не могли стать авангардом революции, потому что ключевые фигуры их движения находились либо за рубежом, либо в тюрьме.

Поначалу мы наблюдали спонтанные восстания, во главе которых стояли идеалистически настроенные люди, зачастую имеющие связи с Западом (и они впоследствии признали, что проходили подготовку в западных странах). Эти люди не знали ничего об истории, о том, что происходит с революциями, как они начинаются одними деятелями, а заканчиваются другими.

В результате получилось, что "арабская весна" весьма трагически превратилась в "исламистскую весну". Исламисты выиграли все выборы в Египте и начали подавлять своих либеральных противников.

В Тунисе главная исламистская сила — "Партия возрождения" также выиграла выборы, а на днях лидер светской оппозиции Шокри Белаид был убит. То, что началось как спонтанное движение, не имеющее лидера, превращается сейчас в исламистскую революцию.

В Ливии и Сирии все обстоит немного по-другому. Есть такой миф, согласно которому считается, что западные СМИ – свободные, и поэтому они освещают эти конфликты объективно. Это не так. Западные СМИ лгали про Ливию и продолжают лгать про Сирию. В столице Ливии не было никакого народного восстания против Каддафи. Наоборот, миллионы ливийцев вышли на улицы с тем, чтобы поддержать его.

ООН разрешили США создать бесполетную зону. Это было сделано якобы для того, чтобы защитить гражданское население от режима Каддафи. На самом деле это было просто прикрытием. Западные страны готовили и тренировали исламистские группировки в городе Бенгази. Без НАТО и ЦРУ Каддафи бы ни за что не был бы свергнут своими людьми.
То же самое происходит в Сирии, где с самого начала не было никаких народных демонстраций против Асада — самый большой мирный протест был в городе Алеппо, где в нем приняли участие две тысячи человек.

В НАТО решили, что Асада надо свергать, и для этого через своих союзников в регионе они финансировали, тренировали и вооружали исламистские группы, которые стояли во главе восстания с самого начала. Никакой народной революции в Сирии не было и нет.

— В свете того, что вы заявляете, как бы вы описали позицию западных стран в отношении "арабской весны"? Разве это не близорукий шаг – делать ставку на исламистские группировки, которые славятся тем, что выходят из-под контроля?

— К сожалению, мы видим повторение одной и той же ошибки снова и снова. Запад поддерживал иранского шаха до самого последнего дня, и результатом стала исламистская теократия, которая существует до сих пор.

Запад финансировал моджахедов в Пакистане и Саудовской Аравии, а также движение "Талибан" с тем, чтобы те выгнали русских из Афганистана, но потом был вынужден сам вторгаться в эту страну, чтобы разобраться с теми же самыми талибами и моджахедами, которые обернулись против своих спонсоров.

У Запада были очень тесные связи с "Братьями-мусульманами" с самого начала, Запад финансировал эту организацию в Египте с 1940-х годов для того, чтобы сдерживать националистов. То же самое было сделано в Ливии, и то же самое сейчас происходит в Сирии.

Это может выглядеть противоречиво, но стоит посмотреть на современную историю арабского мира, и становится понятно, что это не так. Самым важным геополитическим союзником США в регионе, начиная с 1930-х годов, была и остается Саудовская Аравия.

Запад очень любит говорить про права человека и продвижение демократии, но это лицемерие чистой воды. Западным лидерам глубоко плевать на права человека. Британский премьер Дэвид Кэмерон рассуждает о том, насколько прекрасна "арабская весна", и что он надеется, что она принесет демократию в регион, а потом летит с визитом в Саудовскую Аравию, чтобы заключить новые контракты на поставку оружия из Великобритании.

А ведь, с точки зрения уважения к правам человека, Саудовская Аравия уступает разве что только Северной Корее. Так что то, как Запад выстраивает политику в отношении "арабской весны", является лишь продолжением того, что мы уже видели много раз.

Запад финансирует исламистов и джихадистов для достижения краткосрочных тактических целей. Результатом будет долгосрочная катастрофа.

Здесь важны два момента: начнутся ли волнения в странах, через которые США финансирует исламистов – в Катаре и Саудовской Аравии, и даже если эти страны останутся стабильными, смогут ли они контролировать исламистов, которым идут инвестиции?

История учит нас о том, что джихадисты с удовольствием принимают деньги и оружие от западных разведок и с большим удовольствием оборачивают их против своих союзников. И это уже началось: исламисты в Бенгази, которые были вооружены и подготовлены НАТО, убили американского посла в Ливии.

— Каким стал арабский мир после "арабской весны"? Такое ощущение, по крайней мере, сейчас, что он не стал ни лучше, ни безопаснее…

— "Арабская весна" отбросила арабский мир назад. Египет, Тунис, Сирия и Йемен в экономическом смысле потеряли десятилетия. Никто не будет инвестировать в страну, находящуюся в состоянии абсолютного социального беспорядка. Промышленность приходит в упадок, преступность растет ужасающими темпами (а ведь когда-то это были вполне безопасные страны). Но главная проблема заключается в том, что обычные люди, надеявшиеся на то, что неожиданные радикальные перемены смогут улучшить качество и стандарт жизни, получили обратное.

Опасность сегодня в том, что обычные люди начнут ассоциировать демократию западного типа с хаосом, беспорядком и лицемерным вмешательством Запада. И это уже видно по снижению явки на выборы. В Тунисе на последних выборах проголосовало 80% от всех зарегистрировавшихся избирателей. Казалось бы, неплохо, но зарегистрировалось-то всего 50% от общего числа, то есть в выборах приняло участие 40% населения, имеющего право голоса.

В Египте совсем недавно прошел референдум по поводу конституции, чье содержание было явно исламистского характера. Я бы сказал, что это был самый важный референдум за всю 5000-летнюю историю страны. И только 32% избирателей пришли голосовать.

Мы наблюдаем, как люди отторгают демократию западного стиля и находят утешение в религии, неформальных группах и кругу семьи. Это замечательные новости для "Братьев-мусульман" и остальных исламистов, которые насаждают свои идеи на почве отчаяния. Их момент – это момент, когда люди не верят в то, что изменения могут быть реальными.

Западные аналитики заявляют, что экономический спад будет выгоден светской оппозиции, потому что исламисты станут менее популярными, и люди будут обвинять исламистов в ухудшении экономической ситуации. Но я лично считаю, что все произойдет с точностью наоборот. Я думаю, что экономический спад будет на руку исламистам, которые управляют огромным количеством неформальных благотворительных организаций, на которые традиционно полагаются мусульмане в сложные моменты. То есть эти организации станут еще более важными, влияние исламистов будет расти, и они будут указывать на то, что именно демократия западного типа виновата во всех бедах.

Подводя итоги, я скажу, что всем этим странам очень нужны реформы. Они были авторитарными, управлялись по-диктаторски, и ничего хорошего в этом нет. Но изменения должны прийти из самой политической системы, они должны были вырасти из нее, стать результатом эволюции, а не революции.

Жители арабских стран платят большую цену за глупость и идиотизм пользователей "Фейсбука" и "Твиттера", которые подстрекали к революции, призывали свергнуть режим, не имея при этом никакого плана дальнейших действий.

Беседовала Юлия Нетесова

http://www.rosbalt.ru/main/2013/03/05/1101694.html