Война в Сирии: обычная и особенная

ООН направит в Сирию экспертов по химоружию. Им предстоит расследовать факт применения боеприпасов с отравляющим газом зарин и понять, кто же всё-таки его изготовил и использовал. Сразу в нескольких городах страны сейчас проходят масштабные военные операции.

Сирийская война имеет свои особенности. Свой стиль, если хотите. Ну, во-первых, это почти всегда уличные бои. За редким исключением. Во-вторых, — это снайперы: как правило, иностранцы, которые портят кровь сирийским военным в развалинах. И в третьих, — это керизы, тоннели, которые вооруженная оппозиция роет под каждой своей позицией, неожиданно маневрируя под землей.

Сирийские военные уже давно и привычно общаются с прессой. Журналистов интересуют новости. Здесь, в Дамаске, новость одна – боевики сдают позиции. Их городская группировка численностью около четырех тысяч человек отступает к окраинам. Военные не торопятся, стараясь избежать потерь. Оппозиция буквально вгрызается в землю.

В зоне, буквально изрытой тоннелями, солдаты поднимают наверх трофейное оружие. Используя опыт вьетнамских бойцов и афганских моджахедов, сирийские боевики не жалеют сил для создания подземных коммуникаций.

"Когда мы идем в какой-то городской участок, мы уже знаем, где эти тоннели находятся. Заранее. Когда мы атакуем, в первую очередь стараемся их блокировать и подорвать, чтоб лишить противника возможности перемещаться под землей", — рассказывает солдат сирийской регулярной армии.

Еще одна особенность этой войны – редкое применение авиации. Воюющие отряды в развалинах слишком близко находятся друг к другу. Пуская ракеты и метая бомбы, можно принести вред своим. Плюс ко всему, полученные из-заграницы переносные зенитно-ракетные комплексы помогают боевикам обороняться от авиации.

Снайперы – мощный фактор: и боевой, и психологический. На войне знают: много выстрелов — это стреляют по всем, одиночный сухой щелчок — только по тебе.

"Мы научились бороться со снайперами. Они уже не оказывают такое влияние на наши действия, как раньше. Просто надо быть внимательнее, понимать, где стоишь, где идешь, откуда могут в тебя выстрелить. Да мы их сами здесь скоро всех перебьем. Мы уверены, скоро их здесь победим! Да-да, скоро победа!" – говорят сирийские военнослужащие.

Говоря об иностранных наемниках, воюющих в рядах оппозиции, надо помнить, что основная масса боевиков – все же сирийцы, земляки и даже родственники тех солдат, которые теперь с ними воюют. Солдаты на переговоры и компромиссы с оппозицией не настроены.

"Все, кто направил оружие против нас, — это враги. Это наша логика. А наша задача – врагов уничтожать! Всех, до последнего! Всю Сирию надо от них очистить. Они бандиты!" – уверенно говорят солдаты.

Кроме Дамаска, военные проводят операции в городах Хомс и Алеппо. Боевые действия идут и в центре страны, и на границах. Война продолжается.

Автор: Александр Сладков

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1104911


Хомс - жизнь на линии фронта

В жилом квартале сирийской столицы во вторник был совершён теракт. Взорвался заминированный автомобиль. Несколько человек ранены, информации о жертвах пока не поступало. Ещё два взрыва прогремели в городе Хомсе. Устройства сработали в припаркованных на стоянке машинах. 4 человека погибли, десятки получили ранения. Среди пострадавших, в основном, женщины и дети. Сирийская армия сейчас проводит в Хомсе масштабную антитеррористическую операцию.

Сирия, Хомс, третий по величине город в республике – после Алеппо и Дамаска. И этот город разделён на части. С одной стороны, — нормальная жизнь: законы, правительство. Но по городу проходит и линия фронта. За ней – вооружённая оппозиция. Здесь уже больше года идёт война.

Фронт – не условная линия, за которую можно взять и просто так заглянуть. Солдаты правительственной армии, предупредив, что надо быть осторожными, провожают нас в одно из своих укреплений. Говорят – там, в бойнице, уже территория, занятая оппозицией.

Пулемётчик даёт очередь, заметив малейшее шевеление на той стороне, в своём секторе обстрела. Нам объясняют – собственно, Хомс, это место, в котором и началась вся эта война, поделив сначала город, а потом всю страну на своих и чужих. Это религия, это атака из заграницы.

"Все солдаты – сирийцы. Среди нас нет приезжих, — говорит прапорщик вооружённых сил Сирии Муса Омар. — Не то, что там, у них. У оппозиции воюют большинство иностранцы. Радикалы. Они говорят об исламе, но если кто-то делает или думает не так, как они, — его объявляют вероотступником. Мы не хотим так жить. Будем стоять до конца.

А рядом, чуть в тылу, живут люди. Их дома целы, хоть и побиты пулями и осколками. Вода есть, но свет дают лишь по два часа в день. Один из жителей этой экстремальной зоны – Ясир Томи. Его квартира находится в семидесяти метрах от линии фронта. Его родня приехала в Хомс сто лет назад. На этой улице жили его прадед, дед и родители. Чуть дальше стоит маленький магазинчик Ясира, за счёт которого ему удаётся кормить семью.

"Раньше, конечно, было страшнее. Теперь между нами и бандитами стоят солдаты. И мы не собираемся отсюда никуда уходить. Надеемся, что армия, в конце концов освободит этот район", — заявляет Ясир Томи.

Большая часть города живёт обычной жизнью: работают магазинчики, студенты посещают университет. Даёт продукцию нефтеперерабатывающий завод. Но Хомс – это центр Сирии. Через него проходят все важные магистрали, блокированные оппозицией. Поэтому этот город, скорее всего, станет главной ареной военных действий в республике в ближайшее время.

Автор: Александр Сладков

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1102331

 

Александр Сладков: В Сирии к россиянам относятся как к родственникам

Корреспондент ВГТРК Саралидзе: У нас в гостях - Александр Сладков, тележурналист, военный корреспондент ВГТРК. Александр, ты недавно был в Сирии.

Сладков: Я был недолго, две недели. Меня вынули оттуда в связи с учениями. Я так хочу вернуться и поработать. Честное слово...



Саралидзе: Ну, мне очень интересно. Две недели - это всё равно. Какое-то представление о том, что там происходит, у тебя есть. Хотелось бы услышать мнение человека, который всё видел своими глазами. Потому что мы обсуждаем здесь события в Сирии, в основном ориентируясь по картинке, которую... Понятно, что там работают ребята, в том числе и нашего холдинга...

Сладков: Там, конечно, Настя Попова работала. Она монстр или, как смешно говорят про разбирающихся в десанте людей, это монстр своего дела. И Женя Поддубный, который сегодня приезжает. Когда я прибыл туда, он прочитал мне шикарную лекцию. Я понял, что я ничего не понимаю, и трудно будет понять. Так что...

Саралидзе: Там в прямом смысле слова под пулями работают ребята, чтобы показать нам, что происходит. Но всё-таки хотелось бы узнать у тебя.

Сладков: Мои впечатления? Очень приятная страна, очень демократичная страна. Вы знаете, я работал в Ираке, я представляю, как себя вести в Иордании, я работал в Иране. Но, извините, Сирия - это совершенно другое государство. Там можно общаться. Там в эту жару можно ходить в шортах, в конце концов. Хотя в Дагестане или Ингушетии ты уже не очень-то поднимешь брюки. А вот отношение к нам, к людям из России, как к родственникам. На каждом блокпосту. Ты не брать можешь паспорт и ходить по всей стране, где война, и говорить: о, я... - Россия? - Россия. - Всё, давай. Нормально. Там интересное отношение. Там не говорят "Салам алейкум", хотя в этом нет ничего такого. Но настолько остро стоит вопрос исламизации территории, что они говорят "Мархаба" - "здравствуй".

Там солдаты не восклицают "Аллах акбар" в атаке. У них свой лозунг - "Боже, храни армию". Кстати, подходит и для России. Вообще, добрая страна, очень хорошая. Интересно то, что ты живёшь в 5-звёздочном отеле, там ты утром занимаешься в спортзале, завтракаешь. Потом едешь 10 минут, останавливаешься возле шлагбаума, переодеваешься, надеваешь бронежилет (кто-то - шлем) и ты уже попадаешь в самую настоящую войну, без всяких дураков, без ничего. Где стреляют по людям, где такие маленькие снайпер-авеню, выложенные из автобусов, и люди перебегают за натянутыми холстами или брезентом. В Сараево была такая штука - снайпер-авеню. То есть огромная прилегающая к горам территория, откуда сербы (наши братья) стреляли в мусульман (тоже сербов, только мусульманского вероисповедования). Они тогда убили 5 тысяч человек, из них 2 тысячи детей. Вот. И здесь такая же штука. Война - вообще беспощадная вещь. Но, как ни странно, население быстро адаптировалось и не озлоблено. Там нет "поиска ведьм". Там вечного заглядывания в глаза: "Что у тебя в сумке?". Как-то так.

Саралидзе: Но там же есть места, где идут очень серьёзные бои. Насколько я понимаю из сообщений, это фактически пригород Дамаска.

Сладков: Я же говорю вам: гостиница в центре Дамаска. Там люди живут обычной, нормальной жизнью. Писарева: То есть там зона, в которой нет войны. Сладков: Нет, это город. Это не зона, это город. Нет "зелёной зоны", как в Ираке. "Зелёная зона", а из нее выйдешь - тебе раз, и уши отрезали. И засушили на сувениры.

http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/21876