Сирия: жизнь и смерть по законам шариата

Это - репортаж журналиста Пола Вуда, который был опубликован на Би-би-Си.

Конечно, американский журналист явно питает симпатии к некоторым так называемым "хорошим террористам", называя их "повстанцами" и "революционерами" - но, с другой стороны, он показал, какая невыносимая жизнь настала на территориях, контролируемых любимцами Запада, и какие силы - с воистину средневековым мышлением - берут верх в так называемой сирийской "оппозиции".


Пол Вуд, Би-би-си, Алеппо, Сирия


Мать Мохаммеда Катаа пыталась предотвратить убийство сына

Мать Мохаммеда Катаа бродит по улицам Алеппо, заглядывая в лица прохожих. Она ищет убийц своего сына.

Она уверена, что узнает их. Ее сын был казнен прямо на ее глазах, перед замершей в ужасе толпой.

По ее словам, Мохаммед был хорошим сыном, которого в районе Шаар все знали и любили.

Ему было всего 14 лет. В школу из-за войны он не ходил и помогал семье выживать в эти трудные времена, торгуя кофе с тележки на улицах города.

Однажды в июне кто-то попросил его налить ему кофе бесплатно. "Не раньше, чем вернется пророк", - ответил мальчик. Эти слова стали для него смертным приговором.

Они были услышаны тремя вооруженными повстанцами. Мохаммеда затащили в машину и увезли. Через полчаса его выкинули избитым на улице перед его тележкой.

Эти же люди стали собирать народ криками "О, люди Алеппо, о, люди Шаара". Их крики привлекли внимание матери Мохаммеда.

Рассказывая, что произошло дальше, она закрывает лицо руками и начинает рыдать.

"Один из них прокричал - "Тот, кто оскорбляет пророка, будет убит по закону шариата", - рассказывает она.

"Я выбежала босиком на улицу и услышала первый выстрел. Они стреляли в сына и били его ногами. Я обратилась к ним - "почему вы его убиваете? Ведь он еще ребенок!"

"Он не мусульманин, уходи", - закричали на меня".

Мохаммед Катаа был убит за то, что в шутку употребил имя пророка

Это убийство, произошедшее 10 июня, стало известно всей стране, потому что фотографии обезображенного выстрелами трупа Мохаммеда появились в социальных сетях в Сирии.

Эти изображения вызвали всеобщее возмущение. Люди утверждали, что убийцы мальчика принадлежат к местному отделению "Аль-Каиды", которая называет себя "Исламским халифатом Ирака и Сирии". Подозрения также пали на исламистское движение "Аль-Нусра", которое играет активную роль в гражданской войне в Сирии.

Обе группировки заявили о своей непричастности к убийству, как и главный шариатский суд в Алеппо.

В помещении суда я встречаюсь с судьей, 26-летним богословом, который недавно окончил университет. Это молодой человек с жидкой бородкой и в круглых очках.

Он объясняет мне, что убийцы были из "шабихи" - проправительственного ополчения, а целью их была провокация против повстанцев.

По словам очевидцев, убийцы говорили на классическом арабском языке Корана, но при этом с ошибками. Они утверждали, что богохульство можно простить, но оскорбление пророка заслуживает смерти.

Эти четыре вооруженных человека были одеты как исламисты, но при этом они купили в ларьке семечки подсолнуха. Мне объяснили, что правоверные мусульмане не стали бы употреблять в пищу семечки, потому что на это требуется много времени, а пророк завещал не тратить время зря.

Хотя члены семьи убитого не знают, кто повинен в его гибели, или боятся говорить о том, что знают, они убеждены, что исламисты причастны к этому.

"У нас больше нет свободы, - говорит старший брат Мохаммеда Фуад. - Когда повстанцы только захватили Алеппо, свобода была, а теперь не осталось ничего. Вместо этого у нас теперь бесчисленные суды шариата, и каждый из них следует своей версии веры".

Главный суд шариата в Алеппо выпустил заявление, в котором подчеркивает, что хотя убийцы Мохаммеда Катаа утверждали, что действуют от имени ислама, убийство было преступным актом и не соответствовало требованиям закона.

Это убийство еще раз продемонстрировало тот неоспоримый факт, что в удерживаемых

повстанцами районах Сирии действует старинное право шариата, а не правосудие в привычном смысле.


Публичная порка

Группа документалистов из Арабской службы Би-би-си отправилась в город Саракиб на севере Сирии, чтобы снять фильм о работе суда шариата. В течение полутора месяцев им было позволено присутствовать на заседаниях суда.

Во главе суда стоит бывший проповедник 27-летний шейх Абдулла Мохаммед Али, облаченный в афганский наряд "шальвар камиз". Они зачитывает приговоры, сидя на скамье с автоматом АК, стоящим рядом.

Перед ним стоят четверо подозреваемых в краже машины у местного таксиста. Они признают свою вину, но говорят, что принадлежат к повстанческой группировке.

Шейх Абдулла говорит, что их оружие будет конфисковано, и что им запрещается участвовать в вооруженной борьбе.

Он зачитывает приговор осужденным - публичная порка. Приговоренных везут в центр города, где будет исполнен приговор. Орудием наказания выбран электропровод.

Шейх Абдулла обращается к собравшейся толпе через мегафон.



"Во имя аллаха, - объявляет он, зачитывая имена приговоренных, - пятьдесят ударов вожаку, по сорок каждому из виновных".

В заключение он произносит фразу - "Аллах - лучший защитник слабых".

Первого из приговоренных ставят на колени, и когда порка начинается, толпа скандирует слова "пророк - наш вождь", другие считают удары.
Наказание поркой

Наказание поркой применяется вместо смертной казни в военное время

После казни шейх Абдулла объясняет журналистам, что на самом деле наказание было довольно мягким. За грабеж по шариату полагается смерть, говорит он.

"В военное время по законам шариата казни откладываются до возвращения мира, - разъясняет он. - Мы находимся в состоянии войны и должны думать только о борьбе с режимом. Настоящее наказание последует после падения режима и установление исламского государства".
Меньшее из зол

Суды шариата пользуются поддержкой многих религиозных, консервативно настроенных местных крестьян.

Для многих из них это меньшее зло, чем анархия, грабежи, убийства и похищения, которые широко распространились в захваченных повстанцами районах.

Но многие в Саракибе недовольны приходом исламистов. В городе состоялись небольшие уличные акции протеста против судов шариата.

"Названия повстанческих ополчений говорят сами за себя, - объясняет Лияс Кадуни, местный активист оппозиции. - Появились группы типа "Бригады поклонников пророка" и так далее. Это убивает нашу революцию".

Но влияние таких сравнительно светски настроенных активистов, как Лияс Кадуни, падает с каждым днем.

Спустя два года после начала конфликта они по-прежнему раздают листовки и ведут разъяснительную работу. Но их противники - исламисты - заняты тем, что берут власть в свои руки.

Однако не все ладно и в стане исламистов. Среди них нет единства по вопросу о том, надо ли объединяться с "Аль-Каидой". Кроме того, они ведут упорную борьбу со "Свободной армией Сирии".

Хотя большинство повстанцев считают себя мусульманами, многие из них не хотят создания исламского государства.

Командир одной такой группировки рассказывает мне, что исламисты из движения "Аль-Нусра" убили десять его бойцов, послав подрывника-смертника к его позициям. Затем они похитили его брата, и ему пришлось заплатить десятки тысяч долларов за его освобождение.

Он готов жестоко мстить исламистам и говорит, что им от него не уйти.

Тем временем правительственные силы наступают по всей стране, вытесняя повстанцев из ранее захваченных ими районов. На фоне ожесточенной гражданской войны в Сирии идет междоусобная война среди противников режима, разделенных религией.

Ее исход определит, каким государством станет Сирия в случае победы оппозиции. А пока что закон шариата - единственная форма правосудия, которая доступна многим сирийцам.

http://www.bbc.co.uk/russian/international/2013/07/130702_syria_sharia_l...

На эту же тему - http://syrianews.ru/node/3737