Саид Гафуров о египетских и сирийских перспективах

Интервью с известным российским востоковедом, политологом, кандидатом экономических наук, заместителем главного редактора журнала «ВВП» Саидом Гафуровым

- Каким Вам видится развитие событий в Египте?

- Тут важно помнить, что «Братья-мусульмане» и партия «Аль-Нур» в течении 20-30 лет вели партизанскую войну против режима, и фактически вся инфраструктура у них осталась. Более того, есть целые провинции, где они осуществляют полный контроль над всей территорией.

С другой стороны, надо понимать, что армия разогнала и фактически уничтожила всю систему, которая вела борьбу с повстанцами при Мубараке. Спецслужбы уничтожены, система агентов уничтожена и т.д. И это означает, что против возобновившейся системы крестьянской борьбы некому воевать. Так что сейчас армии будет гораздо сложнее защищаться, чем это было при Мубараке. А потому угроза развития гражданской войны велика и очень важно, что это понимают все. Это очень сильный козырь в переговорах и руководства тех, кто выступает за политический ислам, и их противников.

С другой стороны, конфликт имеет остросоциальную природу. Мурси был в большей степени избран голосами крестьян. Это очень важный момент. Сейчас крестьяне в очередной раз вновь чувствую себя обманутыми. Город вновь их перехитрил. Казалось бы, впервые за 7000 лет в прошлом году были проведены демократические выборы, и по их итогам победил кандидат деревень. Казалось бы, он только приступил к правлению, как через год город в очередной раз обманул крестьян. Их опять загнали в угол, с ними вновь не посчитались.

Думаю, те, кому сейчас досталась власть, должны это понимать, и, наверняка, понимают. А потому, скорее всего и политическим деятелям партии «Аль-Нур», и «Братьям-мусульманам» сейчас будут предложены какие-то министерские посты, либо какие-то другие условия, чтобы не разжечь гражданскую войну. Надеюсь, в Египте у людей хватит ума, чтобы не возобновить гражданскую войну.

- События в Египте фактически оставили в тени по сути настоящую гражданскую войну, которая не первый год наблюдается в Сирии. Хотелось бы узнать Ваше мнение относительно внутреннего конфликта в этой стране. Как скоро мы можем увидеть развязку противостояния Асада и его противников?

- Ну, во-первых, хочу отметить, что появилась ни кем не подтвержденная новость о том, что началась переброска исламских боевиков из Сирии в Египет. Речь об иностранных подразделениях боевиков в Сирии. Если это правда, то это говорит о том, что накал борьбы в Сирии снижается. С другой стороны, увеличивается угрозу гражданской войны в Египте.

Говоря о ситуации в Сирии в целом, стоит отметить, что никакая волна, как было принято говорить, народного гнева, Башара Асада не смела. Народ в целом в своем абсолютном большинстве его поддерживает. Не произошло раскола общества по религиозным принципам на алавитов, шиитов, и суннитов. Все они в большинстве своем поддерживают президента.

Отмечу, что некоторое время назад фактически произошел перелом в боевых действиях. Мятежники терпят военное поражение. Вопрос их окончательного поражения – вопрос времени.

В последнее время наметилось сокращение финансирования оппонентов Асада. В частности, утверждается, что Катар фактически прекратил финансирование боевых действий. Были потрачены огромные суммы, а результат совершенно незначителен.

При этом в руководстве Сирии есть четкое понимание, что военного решения конфликта не существует. Он может быть решен только политически путем. Для этого руководством Сирии была разработана спецпрограмма, которая состоит из трех этапов. На первом этапе прекращаются военные действия и начинается диалог между конфликтующими сторонами. На втором этапе намечены демократические президентские выборы, которые планируется провести в следующем году. На третьем этапе – полная всеобщая амнистия.

Сейчас ведутся активные переговоры между представителями властей и оппозицией, как внутренней, так и находящейся за рубежом. Также переговоры ведутся с боевиками. Все больше и больше регионов прекращают столкновения. Правительство предоставляет гарантии безопасности всем мятежникам и призывает участие в свободных демократических выборах.

Просто и сторонники, и противники Башара Асада понимают, что в стране нет кандидата, который готов бросить ему вызов. Они понимают, что он спокойно победит в ходе очередных выборов. Причем победит еще в первом туре, получив около 60-70% голосов.

И еще. Дело в том, что наше представление о гражданской войне в Сирии формируется телекартинкой. На самом деле большая территория Сирии не охвачена гражданской войной. Там идет нормальная жизнь. Если армия проводит контртеррористическую операцию, то в километре от этого места работают заводы, дети ходят в школы и т.д.

Гражданская война, если и была в начале кампании против Асада, то и она прекратилась, и противники президента перешли к прямому террору.

- Есть ощущение, что новый президент Ирана Хасан Роухани, уже отметившийся рядом либеральных заявлений, изменит внешнюю политику своей страны и смягчит тон разговора с Западом?

- Конечно, он будет налаживать отношения с Западом. У Роухани нет выбора. И во многом из-за России. Если бы мы оказали ему поддержку, хотя бы такую, которую мы оказываем Сирии, тогда, возможно, он поступил бы иначе. Да, определенную поддержку Ирану оказывает Китай. Товарооборот между странами за последнее время вырос в разы. Вся та продукция, которая подпадает под санкции в Иране, тут же берется в оборот Китаем. Но Китай слишком далеко расположен, и у Роухани нет выбора. Он прагматик, он реалист, у него большой внешнеполитический опыт. Так что я склонен видеть улучшение отношений Запада и Ирана, тем более, что санкции сами по себе не дали такого результата, которого от них ожидали.

http://www.rus-obr.ru/ru-web/25600



Сирия: кровь, честь и поставки оружия

В военном отношении президент Сирии Башар Асад одержал победу, и это главная причина того, что Конгресс США отказал мятежникам в помощи. Если бы шансов у оппозиции было больше, тогда американцы нашли бы возможность оказать им поддержку. Но в существующих условиях это совершенно бессмысленно. Мятежники уже перешли от боевых действий к терроризму – взрывают автобусы, стреляют непонятно в кого. Почти в каждой семье есть погибшие или похищенные люди, и это усиливает ненависть к мятежникам, делая их деятельность с военной точки зрения безнадежной.

Оставшись без оружия, мятежники будут вынуждены идти на политический диалог. В Сирии должен победить не Асад и не мятежники, победить должна демократия. Даже если бы удалось военным путем свергнуть правительство, то его сторонники, которые составляют большую часть населения Сирии, продолжили бы борьбу. Просто в Дамаске бы сели другие люди.

Правительство Сирии готово к свободным демократическим выборам, и оно это продемонстрировало. Я лично объездил около 20 избирательных участков. И в городах, и в деревнях действительно были свободные демократические выборы. Подсчет голосов шел под жестким контролем оппозиции. Правительство берет на себя обязательство дать оппозиционерам различные гарантии безопасности. Например, если оппозиционер уехал,  ему гарантируют безопасный въезд, ведение агитации в стране. Да и выезд гарантируют по первому требованию.

Но требования мятежников однозначны, и они заключаются в том, чтобы Башар Аль-Асад ушел и не принимал участия в выборах. Конечно же, этого не будет. Народ сам решит, кто будет президентом. В следующем году будут выборы, и вы увидите, что Асад в первом круге наберет 60-70% голосов. У него нет соперника, равного ему по авторитету и влиятельности. Когда называют имена оппозиционеров, сирийцы морщатся. Они говорят: конечно, если мы выставим таких, Асад 99% получит. Нет реальной кандидатуры. Возможно, «Братья-мусульмане» кого-то найдут. Но, во-первых, они локализованы, то есть их влияние сильно в двух или трех провинциях. А во-вторых, подавляющее большинство суннитов не поддерживает «Братьев-мусульман». Единого кандидата от мусульман-суннитов, который бы мог бросить вызов Асаду, выставить не удастся. Скорее всего, большинство мусульман-суннитов тоже проголосуют за него, потому что кровь есть кровь. Если твой родственник отдал жизнь, воюя на стороне Асада, то элементарные представления о чести требуют из благодарности голосовать за него.

Гораздо интереснее в этой ситуации национальный диалог. Какая будет конституция, какие будут полномочия у правительства, перед кем правительство будет ответственно по новой Конституции — перед президентом или перед парламентом. Кому будет подчиняться полиция — президенту, или парламенту, или председателю правительства. Именно эти вопросы сейчас обсуждает между собой сирийская элита. Вопрос военной победы уже решен, стоит другой вопрос — как выходить из кризиса политическим путем.

Американцы опасаются, что оружие может попасть в руки террористов, в том числе связанных с «Аль-Каидой» или Талибаном. И они правы: это практически неизбежно. Светская оппозиция постепенно уходит из борьбы, и оружие окажется у тех, кто будет стоять до конца.


Саид Гафуров

http://www.snob.ru/profile/7918/blog/62531