Сирийские мятежники массово сдают оружие

Анхар КОЧНЕВА



 
 

Тель-Калях - место совершенно не туристическое. В прошлые годы, приезжая в Сирию, я неизменно проносилась мимо него, путешествуя по стране. Небольшой пограничный городок, часть населения которого жила в прямом смысле на две страны, имея недвижимость не только в Сирии, но и в соседнем Ливане. Вполне естественно, что никто из подобных счастливцев не пользовался услугами официального КПП, предпочитая шнырять через границу нелегально в тех местах, где им было удобнее. Оба государства закрывали на это глаза: и сирийское, и ливанское. И никто не мог подумать, что наступит время, когда вместо банальной контрабанды товаров и ГСМ через границу начнут переправлять оружие и боевиков.

Я была в Тель-Каляхе год тому назад. Тогда в городе еще не было никаких следов боев. Сейчас они есть. Но это не то, что можно увидеть в хомсовской Хальдии. Дело в том, что комитету по национальному примирению удалось уговорить большинство "повстанцев" сдать оружие и воспользоваться объявленной Башаром Асадом амнистией. Запугиваемые подельниками противники Сирии, несмотря на причитания в духе "армия вас убьет и разрушит город, если вы сдадитесь!", сдали оружие и вернулись к мирной жизни. Один из них теперь сидит напротив меня в кресле и рассказывает о том, что ему удалось пережить и что сподвигло вернуться оттуда, откуда, как казалось, пути обратно уже нет и не может быть.

По словам Халеда, одним из толчков, приведших его к мысли о капитуляции, стала выдача ему и его людям произведенного в Израиле оружия. Сирия формально находится в состоянии войны с Израилем: Израиль оккупирует часть сирийской территории. То, как один сириец может убивать других сирийцев израильским оружием, в голове у Халеда как-то не уместилось. Так же, как и то, что в еще недавно единой стране вдруг возникла куча группировок, каждая из которых начала пытаться урвать себе часть территории, провозгласив там свою власть, подняв там свой флаг, сочинив для себя свой собственный гимн и герб.

Халеду на вид лет 25 - 30. Обычный молодой крепкий мужик, в неплохой физической форме. Видно, что следит за собой. Таким чужды идеи "священного джихада", такие не стремятся умереть, чтобы поскорее попасть в объятия десяткам мифических гурий. Именно такие чаще остальных понимают, что занесло их куда-то не туда. Именно такие чаще всего пытаются вернуться обратно к оставленной ради войны с собственной армией жизни. Рассказывает о том, как оказался на той стороне. Как был командиром отряда, состоявшего из четырех десятков человек. Потом все вместе в полном составе сдались армии. Избежав смерти в бою, ранений, тюремного заключения за оказание сопротивления. Сохранив от разрушений свои дома, из которых не пришлось вести огонь по армии. Говорит, что их дружно запугивали и отговаривали, говоря, что стоит только сложить оружие, как солдаты тут же всех, оставшихся безоружными, перестреляют. Да, боялись, что так и будет. Но, в итоге, поверили. Теперь готовы объяснять другим, все еще остающимся по ту сторону, что в армии не враги, а такие же люди, как они сами. Сирийцы.

Халед не одинок. Примерно неделю назад в провинции Хомс сложили оружие около 100 бывших повстанцев. 21 августа сдались еще 484 человека. Процесс сложен, но он идет. По словам муфтия Сирии шейха Ахмада Бадр эд-Дина Хассуна, на днях ему позвонил один человек. Сказал, что воюет за Джабхат аль-Нусру (военизированную группировку, относящуюся к "Аль-Каэде"). По окончании 45-минутного разговора звонивший сказал, что под его началом около тысячи человек. И они хотят сложить оружие и вернуться к оставленной ими когда-то мирной жизни.

http://www.utro.ru/articles/2013/08/23/1139580.shtml