Сирия: свидетельство очевидца

На сегодняшний день Сирия остается главным мировым ньюсмейкером. Вероятный удар по Сирии, непонятная история с химическим оружием, обсуждения в СБ ООН — все это главные темы сентября. В "Точке зрения" "Правды.Ру" член молодежного отделения Академии геополитических проблем Мария Мономенова. Собеседница издания недавно вернулась из Сирии.

— Мария, все внимание сейчас приковано к ситуации в Сирии: будет война, не будет войны. В связи с этим активно обсуждается ситуация с химическим оружием и с теми трагическими событиями, которые произошли в Дамаске 21 августа. Я знаю, что в эти дни вы как раз были в Дамаске. Расскажите, что происходило в городе.

— Действительно, в этот роковой для Сирии день мы были в Дамаске вместе с нашей делегацией, которая представляла Фонд святого апостола Павла. И 21 августа у нас была как раз одна из встреч. Мы встречались со спикером Сирии Джихад Аллахамом. Город жил своей привычной жизнью. И через какое-то время до нас доходит информация, что, оказывается, якобы в двадцатиминутной отдаленности от того места, где у нас проходила встреча, была организована вот эта чудовищная химическая атака, о которой потом говорил весь мир, показывались эти ужасные фотографии погибших детей.

И, естественно, мы поняли, что это полная неправда, что это вранье. И Валентина Алексеевна Ланцева (президент Фонда святого апостола Павла — ред.) очень хорошо сориентировалась в ситуации — у нее большие связи, и мы стали буквально бомбить отечественные СМИ и заявлять о том, что это ложь, этого просто не может быть, иначе мы бы уже здесь были трупами. И потом эта история с возможной фальсификацией получила продолжение, возникали уже какие-то отговорки со стороны американцев и так далее.

 — А как сами сирийцы отнеслись к таким сообщениям?

 — Вы знаете, сирийцы в этом уже поднаторели. То есть за 2,5 года они стали единым народом, народом с большой буквы. Сирийцы уже не реагируют на информационную войну, развернутую американцами, хотя поначалу реагировали.

Когда мы встречались с женой президента Сирии, Асме Асад, то успели о многом поговорить. Так вот Асме Асад особенно отметила тот факт, что сегодня каждый человек в Сирии является солдатом, вне зависимости от возраста, вне зависимости от социального положения, будь то мужчина или женщина, каждый сегодня мобилизован. И находясь в Дамаске неделю, мы поняли, что это не просто красивые слова. Это реальность.

— Мария, а какова была цель вашего визита в Сирию? И как вы попали на прием к первой леди страны?

— Это был дружеский визит, так называемая народная дипломатия. Фонд святого апостола Павла, который возглавляет Валентина Алексеевна Ланцева, занимается российско-сирийскими отношениями уже 9 лет. Но это, будем так говорить, не политическое лоббирование отношений, а именно культурные отношения между Россией и Сирией. В этот визит Валентину Алексеевну пригласил женский комитет Сирии, который возглавляет непосредственно госпожа Асад.

— Понятно. Мария, еще вопрос по трагическим событиям в Сирии. Я знаю, что вы стали свидетелем еще одного глобального происшествия. Я имею в виду ситуацию с Хомсом. Было нападение на святыню.

 — Мы приехали в тот самый день, когда под Хомсом были казнены 11 христиан. Когда мы туда приехали, мы об этом еще не знали. Потому что событий было очень много, за неделю у нас было 24 официальных встречи. Мы спали по 4 часа в сутки.

И потом, когда мы узнали, что действительно такое произошло, к нам подходили сирийцы и говорили: "А как же вы не боитесь? Зачем вы приехали?" На официальных встречах нас называли святыми. Мы сначала думали, что это некая такая арабская лесть, словеса, но потом поняли, что опасность действительно существовала.

 — Мария, еще одна важная тема положение христиан в мусульманской стране. Как с этим обстоят дела в Сирии?

— Когда я собиралась в Сирию, меня предупреждали, что есть какие-то кварталы, где живут "особые" мусульмане, которые могут вас, грубо говоря, обидеть, и лучше туда не соваться. В общем, всякие такие "страшилки" были. Ничего подобного мы там не увидели. Конечно, не могу говорить о всех мусульманах, я говорю о мусульманах именно Сирии.

Я думаю, в Сирии существенную роль играет то, что там священная земля. Сам муфтий в Сирии говорит, что "я — мусульманин, потому что я родился на этой земле в это время. Господь сам определил мне быть мусульманином. Если бы я родился в другой стране в другое время — я был бы христианином. То есть фанатизма там нет, и очень ценится тот факт, что изначально священная земля Сирии была христианской. И это вот уважение к христианам — оно, можно сказать, на генетическом уровне.

Исламистов же муфтий называет служителями Сатаны. Муфтий говорит о том, что каким бы ислам не был радикальным, ни один мусульманин не допустит того, чтобы убили человека в храме, в мечети. То есть для мусульманина это смертный грех. Это не прощается ни при каких условиях. О чем это говорит? О том, что это не мусульмане.

Понятно, что это все искусственно создается, нагнетается.

— Понятно, что все это было подстроено. Когда уже стала смотреть всякие документы, то открылся и так называемый план, который говорит о возвращении глобальных территорий Израилю, что послужило агрессией на Ближнем Востоке.

— Мария, и напоследок такой вопрос: вот вы недавно встречались с первой леди Сирии. Был ли разговор на такую тему, как возможный удар по Сирии со стороны США и их союзников?

- Вы знаете, нет, такого разговора не было. Беседа была дружеская, и даже когда Валентина Алексеевна Ланцева спросила Асме Асад об ее отношении к клеветнической истории с химической атакой, то Асме Асад ответила, что не хотела бы при столь замечательной дружеской беседе даже касаться этой грязи. Первая леди сказала, что у нее сейчас главная забота — это сирийский народ. Она, конечно, подвижница. За 2,5 года она приняла огромное количество семей, которые оказались жертвами войны. То есть она каждый день практически встречается с жертвами и спрашивает у них об их нуждах, об их чувствах. Это не показуха. Видно, что человек этим живет.

http://world.pravda.ru/asia/middleeast/22-09-2013/1175124-syria-0/