Президент Аль-Асад: Если Устав ООН будет нарушен, это приведет к еще большему хаосу

В интервью китайскому телеканалу CCTV президент заявил, что важнейшим фактором для обеспечения успеха международной конференции по Сирии в Женеве будет прекращение террористических актов и остановка потока террористов извне и их снабжения деньгами и оружием. Ниже приводится полный текст интервью.

CCTV: Здравствуйте, господин Президент, большое спасибо, что согласились дать интервью китайскому государственному телевидению.

Президент: Вы и ваш телеканал пользуются большим уважением в Сирии.

CCTV: В соответствии с соглашением между Россией и США, после передачи списка арсенала химического оружия в ОЗХО эксперты посетят Сирию до ноября текущего года. Цель - уничтожение химического оружия к середине 2014 года. Может ли сирийское правительство выполнить эту задачу в срок?

Президент: Да, сирийское правительство должно сделать две вещи. Во-первых, обеспечить ОЗХО необходимой информацией. Она была предоставлена несколько дней назад, так как все уже было готово и задокументировано. Во-вторых, правительство должно разрешить доступ инспекторам ОЗХО к местам производства и хранения химического оружия. С этим у нас нет проблем.

Однако главным препятствием на пути этого процесса является ситуация с безопасностью в некоторых районах, контролируемых вооруженными группировками. Они не дадут туда доступа инспекторам и будут мешать их работе. Хорошо известно, что многие из этих группировок связаны с иностранными государствами, в интересах которых – воспрепятствовать реализации соглашения с целью возложить вину на сирийское правительство.

CCTV: Господин Президент, Вы сказали, что ситуация с безопасностью может быть проблемой. Не думаете ли Вы, что ситуация на местах в Сирии приведет к задержке реализации соглашения?

Президент: В принципе, этого не должно быть. Но, как я сказал, это зависит от планов некоторых стран, которые могут поручить террористам действовать в соответствии с определенной тактикой, чтобы помешать инспекторам выполнять их задачи, а затем обвинить сирийское правительство в препятствовании реализации соглашения. Вы знаете, что террористы нередко перемещаются и не останавливаются в конкретных провинциях. Такая возможность существует, но мы не можем об этом говорить, пока инспекторы не прибудут в Сирию.

CCTV: Говорят, что у Сирии огромные запасы химического оружия - может быть, тысячи тонн. Так ли это?

Президент: Сирия занималась производством этого оружия на протяжении десятилетий, поэтому, естественно, есть огромные запасы. Мы находимся в состоянии войны, и наши земли находятся под оккупацией на протяжении более 40 лет. В любом случае, Сирийская армия готовилась бороться с использованием традиционного оружия.

CCTV: Как сирийское правительство сможет предотвратить попадание этого оружия в руки вооруженных группировок, прежде чем оно будет уничтожено?

Президент: Хранение химического оружия всегда проводится по специальным правилам и под строгим контролем государства и армии, чтобы помешать террористам или иностранным группам из враждебных стран получить доступ к ним. У нас нет никаких проблем в этом отношении. Химоружие Сирии находится на безопасных объектах в районах, находящихся под полным контролем Сирийской Арабской армии.

CCTV: Некоторые западные страны все еще сомневаются по поводу намерений сирийского правительства уничтожить химическое оружие. По данным ООН, проект резолюции, предложенный США, Британией и Францией, предполагает, что если Сирия не реализует соглашение в полном объеме, то против нее могут быть приняты карательные меры. Как вы на это смотрите?

Президент: Это нас не волнует по двум причинам. Во-первых, с момента обретения независимости Сирия всегда выполняла соглашения, которые подписывает. Мы обязуемся выполнять в полной мере все, на что мы согласились. Во-вторых, мы уверены, что сегодняшняя роль Китая и России в Совете Безопасности может гарантировать, что не удастся использовать никаких предлогов для оправдания агрессии против Сирии.

Я хочу добавить, что хотя США, Британия и Франция, в рамках предлагаемой резолюции Совета Безопасности, пытаются одержать победу над воображаемым врагом, они не предполагают воевать с Сирией. Вот почему мы не должны быть обеспокоены такими соглашениями.

CCTV: Мы в Китае рассматриваем это соглашение как обмен химического оружия на мир. Господин президент, вы обеспокоены тем, что западные страны могут воспользоваться этим соглашением, чтобы в будущем найти еще один повод для военного вмешательства в Сирию?

Президент: Это очень важный вопрос, потому что, если Соединенные Штаты ищут оправдание войне, то они будут продолжать искать и другие оправдания. То, что помешало им вести войну – это не сирийско-российское соглашение о передаче химического оружия, а сильное противодействие войне как на международном уровне, так и на уровне самих США. Люди не нашли правдоподобными предлоги для войны. Позиция Китая и России в Совете Безопасности является также одним из основных факторов.

Пока США хотят продолжать свою политику гегемонии над другими странами, мы должны думать об этом, независимо от хода текущего кризиса. Пока на Западе есть страны, которые хотят попрать Устав ООН и международное право, - мы всегда должны быть обеспокоены. Любая небольшая страна, в том числе и Сирия, должна быть обеспокоена любыми нарушениями Устава ООН.

CCTV: Можете ли Вы рассказать нам, как отказ от химического оружия повлияет на Сирийскую армию?

Президент: Это не является реальной проблемой, так как Сирийская армия была настроена на традиционные методы ведения войны, с использованием традиционного оружия. А это не будет затронуто. Обычно оружие массового уничтожения используется при наихудшем сценарии развития событий. Некоторые описывают это как самоубийство. Мы в Сирии не собираемся совершать самоубийство. Именно по этой причине десять лет назад мы предложили Совету Безопасности создать на Ближнем Востоке зону, свободную от оружия массового уничтожения. Это было нашим убеждением в течение длительного времени. Если бы мы думали, что это повлияет на возможности Сирийской армии, то не сделали бы такого предложения десять лет назад.

CCTV: Почему в течение последних лет в Сирии было химоружие?

Президент: Когда мы в 1980-х годах начали его производство, у нас не хватало традиционного оружия в противостоянии между Сирией и Израилем - врагом, оккупирующим нашу землю. Во второй половине 1990-х годов Сирия прекратила производство этого оружия – мы остановили производство почти 15 лет назад, потому  что смогли преодолеть разрыв в традиционных видах оружия. И мы продолжаем следовать этой политике. Так, уже в 1980-х годах уже фактически не существовало надобности в оружии массового поражения, и именно поэтому, как я уже говорил , мы предложили в 2003 году создать на Ближнем Востоке зону, свободную от ОМУ.

CCTV: Получите ли Вы что-либо взамен от ваших союзников после передачи химического оружия?

Президент: Я не могу сказать, что мы получим что-то в ответ. Тем не менее, еще до инициативы РФ были заключены контракты на поставку оружия между Сирией и Россией. Президент Путин и другие должностные лица России заявляли, что они будут продолжать поставлять оружие в соответствии с подписанными соглашениями. Процесс укрепления сирийского арсенала начался прежде, чем появилось это соглашение, и он будет продолжаться. Он не имеет никакой связи с вопросом химоружия. Это связано с тем, что мы являемся страной, которую периодически атаковал Израиль, и чьи земли оккупированы Израилем. Таким образом, следует ожидать, что мы будем укреплять арсенал традиционного оружия и повышать обороноспособность наших Вооруженных сил , чтобы защитить Сирию.

CCTV: Господин Президент, Вы можете дать нам какую-либо информацию о том, что Вы могли бы получить от России в военном отношении?

Президент: В первую очередь - системы ПВО, так как самая большая угроза для нас – это израильские военные самолеты, которые время от времени нападают на Сирию. Сегодня для нас наиболее важным оружием самообороны являются системы противовоздушной обороны.

CCTV: Россия сказала, что сирийское правительство имеет в своем распоряжении доказательства того, что химическое оружие в Восточной Гуте использовала «оппозиция». Господин Президент, Вы можете представить нам эти доказательства?

Президент: У нас есть несколько видов доказательств, в том числе – различные химические вещества, устройства хранения данных. Эти материалы были направлены правительству России на различных этапах, последний из которых был около недели назад – после того, как Сирийская армия вошла в районы, ранее контролируемые террористами, и сумела собрать эти доказательства. У нас также есть признания террористов, которые привезли эти вещества из соседних стран. Эти доказательства были показаны по сирийскому телевидению.

CCTV: Россия и США договорились, что Женевская конференция должна состояться, несмотря на существующие между ними различия относительно химического оружия. Каковы Ваши ожидания от конференции в Женеве?

Президент: С самого начала мы поддержали Женевскую инициативу, которая будет осуществляться в рамках конференции. Мы всегда верили в политическое разрешение проблем. Политическое действие имеет решающее значение для решения проблем в любой стране. У нас есть надежды на Женевскую конференцию, но эти надежды также должны быть реалистичными. Для того, чтобы Женевская конференция или любое политическое решение смогли добиться успеха, нужно, чтобы этому способствовал ряд факторов. Первый фактор, который обеспечил бы успех конференции в Женеве – это прекращение террористической деятельности, остановка потока террористов в Сирию и поставок группировкам оружия и денег. Если это не будет сделано, то любое политическое решение будет ничем не подкрепленной иллюзией. Вот почему мы считаем, что Женевская конференция важна и необходима, и что для ее успеха нужно, чтобы прекратились террористические акты в Сирии.

CCTV: Как вы думаете, ситуация в целом подходит для проведения конференции в Женеве?

Президент: Мы считаем, что сегодняшние обстоятельства подходят для проведения конференции в Женеве. Мы считали их подходящими и месяц назад, и полгода назад, и год назад. Проблема заключается не в сирийском правительстве, не в России, Китае, Иране и не во многих других странах, которые поддерживают идею проведения Женевской конференции с целью достичь урегулирования в Сирии. Реальная проблема заключается в некоторых западных странах, особенно в Соединенных Штатах, которые хотят провести Женевскую конференцию после каких-либо военных достижений террористов на земле. Другая причина состоит в том, что США и ЗАПАД не в состоянии объединить так называемую "оппозицию", которая на самом деле вовсе не оппозиция, потому что она не представляет сирийский народ, она фрагментирована, в ней царят распри и конфликты между разными фракциями. Как я уже сказал, и Россия, и Китай, и мы считаем, что время для проведения конференции подходящее.

CCTV: Господин Президент, Вы имеете в виду то, что одним из условий сирийского правительства для участия в конференции в Женеве является прекращение финансирования и вооружения боевиков «оппозиции» некоторыми странами?

Президент: Это не является условием, но если мы хотим добиться успеха конференции, то это должно быть сделано. Другими словами: если мы, сирийцы, сядем за стол и договоримся о чем-либо, а в это время терроризм будет продолжаться, то где успех? Ни референдум, ни выборы не смогут пройти, если террористы будут по-прежнему разрушать и убивать. Я не говорю о предварительном условии. Если терроризм прекратится до начала конференции – это будет хорошо, но если он по-прежнему продолжится после конференции, то она потеряет свою ценность.

CCTV: Как мы знаем, «оппозиция» теперь состоит из некоторых политических организаций, "Свободной сирийской армии" и экстремистских исламистских организаций, таких как «Джебхат Ан-Нусра». С какими из сторон вы не будете вести переговоры?

Президент: Мы не ведем переговоры с теми, кто носит оружие. Мы ведем переговоры с оппозицией. Оппозиция – это политический термин. Оппозиция не может совершать террористических актов, в результате которых гибнут люди. Ни для одного государства в мире не приемлемо вести переговоры с террористами. Именно поэтому мы ведем переговоры с теми, кто отказывается от своего оружия; у нас нет проблемы с этим. Мы также не будем вести переговоры с теми, кто приемлет иностранное вмешательство – будь то военные или политические силы. За исключением этого, у нас нет проблем в ведении переговоров с любой из сторон.

CCTV: Каким Вы видите сейчас баланс сил на местах в Сирии?

Президент: Нет никаких сомнений, что в Сирии находится большое количество вооруженных террористов, большинство из которых – иностранцы. Армия уничтожает тысячи из них, но их заменяют тысячи других, которые поступают извне. Следовательно, число иностранных боевиков намного выше, чем число боевиков-сирийцев.

Наиболее важным вопросом является поддержка населения. Если бы сирийский народ или сирийское общество поддерживали террористов, то они были бы сильнее. Но если сирийское общество поддерживает армию, - то армия является более мощной. В ответ на ваш вопрос о балансе сил я могу сказать, что ситуация теперь в пользу армии. Она смогла добиться значительного прогресса в течение последних нескольких месяцев. Подавляющее большинство сирийского народа и представителей различных политических сил теперь поддерживают армию, особенно после того, как они поняли, что терроризм не имеет ничего общего с реформами. Это способствует успеху сирийских Вооруженных сил.

CCTV: Как Вы думаете, возможно ли в настоящее время достичь прекращения огня между двумя сторонами?

Президент: Нет, потому что прекращение огня может быть достигнуто между двумя государствами, между двумя армиями. Но никогда не может быть прекращения огня между государством и террористами. Нигде в мире такого нет. В соответствии с Конституцией, обязанность государства – бороться с терроризмом. Очевидно, что любое государство должно защищать своих граждан.

С одной стороны, прекращение огня означало бы, что мы на самом деле признаем террористов, а с другой - это означает, что мы отказываемся от своей обязанности защищать наш народ. Вот почему мы не можем принять термин "прекращение огня" между государством и террористами.

CCTV: Господин Президент, что является «красной линией» для сирийского правительства на переговорах в Женеве? Это вопрос о президенте?

Президент: Как я упоминал ранее, «красной линией» является, во-первых, использование оружия против гражданских лиц и против государства и армии, а во-вторых – призывы к любой форме иностранной интервенции. В остальном сирийцы, когда они сядут за стол переговоров, могут предлагать все, что угодно: по поводу Конституции, законодательства и всего остального.

Другими словами, у нас нет «красных линий», за исключением использования оружия и иностранной интервенции. Если сирийцы решат изменить всю политическую систему - это может быть президентская, парламентская или любая другая политическая система – у нас нет никаких проблем. Лично я согласен на все, на что согласится сирийский народ и его представители.

CCTV: Как вы смотрите на то, что Соединенные Штаты настаивают на Вашем уходе?

Президент: Прежде всего, этот вопрос является прерогативой сирийского народа. Ни одно государство, дружественное или враждебное, не имеет права от имени сирийского народа решать, кто должен быть президентом. Народ и никто другой выбирает президента в любой стране. Поэтому мы не принимаем подобных предложений ни от США, ни от любой другой страны. Этот вопрос определяется посредством президентских выборов, через голосование, через избирательные урны.

CCTV: Собираетесь ли Вы баллотироваться на президентских выборах в 2014 году?

Президент: Это зависит от желания сирийского народа. Если сирийский народ хочет, чтобы я был кандидатом, то я, естественно, буду им. В противном случае, мой ответ будет «нет». Однако до решения этого вопроса еще девять месяцев, и еще слишком рано, чтобы определить желание сирийского народа. Это должно быть сделано за два-три месяца до выборов.

CCTV: Как Вы думаете, сирийский народ хочет, чтобы Вы были кандидатом?

Президент: Очевидно, есть сирийцы, которые хотели бы, чтобы я управлял страной. И есть те, кто не хочет этого. На данный момент нет точных данных, чтобы определить, на чьей стороне большинство. Но у нас есть ряд показателей, одним из которых является то, что сирийский народ поддерживает государство уже два с половиной года после начала кризиса.

Мы противостоим не только террористическим группировкам, но и мощным странам, которые поддерживают эти группировки – государствам Запада, региона, Залива, которые имеют много денег и финансируют этих террористов. Без народной поддержки мы были бы не в состоянии выдержать все это в течение двух с половиной лет. Это является для нас важным показателем. Тем не менее, мы должны до выборов с большой точностью определить, каков масштаб поддержки государства и президента и кого народ хочет видеть на предстоящих выборах.

CCTV: Говорят, что будущее Сирии зависит от России и Америки. Как вы на это смотрите?

Президент: В общем, сверхдержавы, особенно Россия и Америка, влияют на все другие страны, отрицательно или положительно, в соответствии с их собственными планами. В этом нет никаких сомнений. Мы живем в современном мире, который похож на небольшую деревню, где мы все влияем друг на друга.

Однако, несмотря на значимость и влияние этих стран, они не заменяют влияния сирийского народа. Ни одно государство в мире не может заменить народ другой страны, как бы ни была мала или слаба эта страна . Вот почему я всегда говорил, что в первую очередь сирийский народ должен решать вопрос о будущем Сирии. Тем не менее, это не означает, что такие страны, как Россия, не имеют положительного влияния, или что такие страны, как Америка или западные государства, не влияют негативным образом на текущую ситуацию в Сирии.

CCTV: Как Вы оцениваете роль Китая в сирийском кризисе?

Президент: Китай сегодня является сверхдержавой и важной силой на международной арене в полном смысле этих слов, в политическом, военном и экономическом плане. Для нас в Сирии важна роль Китая в период кризиса. Позиция Китая, в частности, при сотрудничестве с Россией, имеет решающее значение. Она оказала положительное влияние на ход сирийского кризиса. Другими словами, без позиции Китая вместе с Россией ситуация в Сирии была бы гораздо хуже. Его роль в Совете Безопасности предотвратила начало агрессии против Сирии со стороны крупных западных держав. Могу сказать, что Китай в течение этого тяжелого кризиса в значительной степени оказал положительное влияние на Сирию.

CCTV: Окончательное решение по военным операциям и государственной политике принадлежит Вам?

Президент: В соответствии с Конституцией, Президент Республики имеет четкие полномочия. Он является Главнокомандующим армией и Вооруженными Силами. Следовательно, он является ведущим руководителем, принимающим решения, касающиеся Вооруженных сил в Сирии. В то же время президент играет важную роль во внешней политике и несет ответственность за принятие  решений в этой сфере. Я осуществлял эти полномочия и до, и во время кризиса.

CCTV: Господин Президент, какова ситуация в Вашей семье после этих двух лет кризиса?

Президент: Мы такие же сирийцы, как и все остальные. Нет сомнений, что события в Сирии, которые были очень трудными и жестокими, повлияли на каждую семью в Сирии. Каждая семья потеряла близкого человека, родственника или соседа. Там, где когда-то было счастье, в настоящее время преобладает горе, это касается каждой сирийской семьи. Это отразилось на нас так же, как и на любой другой семье.

Нет никаких сомнений, что ситуация с безопасностью в Сирии также негативно сказывается на жизни многих людей. Отсутствие безопасности, случаи похищения и убийства граждан террористами ограничили передвижение людей во многих провинциях. Тем не менее, для нас в Сирии очень важно пытаться жить нормальной жизнью, насколько это возможно. Главным приоритетом для каждой матери и отца является возможность работать и обеспечивать свою семью. Второй приоритет заключается в том, чтобы образовательный процесс продолжался, и дети могли ходить в школу .

CCTV: Начинается сессия Генеральной Ассамблеи ООН.  Нет никаких сомнений, что сирийский вопрос будет главной темой для обсуждения. Вы хотите сказать что-нибудь государствам, принимающим участие в этой встрече?

Президент: До Второй мировой войны и образования ООН существовала Лига Наций. Эта организация рухнула, потому что многие крупные державы не выполняли ее Устав. То, что происходит в мире с 1990-х годов – то есть, около 20 лет – является вопиющим нарушением Устава ООН, международного права, резолюций. Это означает, что Организация Объединенных Наций идет к своему краху. Сейчас возвращается роль России и Китая в создании баланса в рамках этой организации. Я настоятельно призываю все государства соблюдать Устав ООН. Эта организация и ее Устав представляют собой реальную гарантию мира на всей Земле. Верно и обратное: если Устав ООН будет нарушен, это приведет к еще большему хаосу, беспорядкам и войнам во всем мире, особенно – на Ближнем Востоке. Это главное, что хотелось бы донести до всех стран, особенно до крупных держав, включая Китай.

CCTV: Большое спасибо за это интервью.

Президент: Еще раз – добро пожаловать в Сирию. Передайте, пожалуйста, наилучшие пожелания всем сотрудникам CCTV.

http://www.sana.sy/eng/21/2013/09/25/504134.htm